Взаимоувязанные научные проблемы оценки, нормирования и экспертизы рисков промышленной безопасности

Взаимоувязанные научные проблемы оценки, нормирования и экспертизы рисков промышленной безопасности
  1. Риск аварий на опасном производственном объекте (ОПО). Термины, основные понятия и документы. 
  2. Практика нормирования риска в мире и РФ. Проблемы нормирования риска в Федеральном законе (ФЗ), Руководствах по безопасности (РБ),  федеральных нормах и правилах в области промышленной безопасности (ФНП).
  3. Методическая проблема с обоснованием безопасности опасных производственных объектов (ОБ) и экспертизой ОБ, необходимость новой процедуры легитимизации ОБ.

Риск аварий на опасном производственном объекте (ОПО). Термины и основные понятия

Уважаемые коллеги!
Когда мы говорим о риске, важно помнить, что это понятие очень широкое и по-разному трактуется в различных сферах деятельности. Чаще под «риском» понимают саму «опасность», но в ее крайней, угрожающей форме. Иногда акцентируют на неопределенности наступления непонятных событий в будущем – основных угроз уже сложившейся деятельности, т.е заменяют словом «риск» понятие «неопределенность» в его негативной коннотации. Приятные неожиданности риском, как правило, не называют, подразумевают только негатив. В быту «риск» – это всегда противоположность «счастливой случайности». 
В сфере промышленной безопасности термины «риск аварии», «анализ риска» применяются последние 20 лет достаточно плотно, а термин «риск-ориентированный подход (надзор)» вообще стал трендом и лозунгом административной реформы. Таким образом, это направление хорошо разработано и методически достаточно обеспечено. Впервые в российской нормативной базе определения терминов «риск» и «опасность» были даны в руководящем документе Госгортехнадзора России еще в 1996 г. Сегодня действует уже вторая инкарнация этого норматива -  Руководство по безопасности «Методические основы по проведению анализа опасностей и оценки риска аварий на опасных производственных объектах».
Для исключения разночтений обозначим некоторые ключевые понятия из этого руководства по безопасности. Риск аварии – это мера опасности, характеризующая возможность возникновения аварии на опасном производственном объекте и соответствующую ей тяжесть последствий. В свою очередь, опасность аварии – возможность причинения ущерба человеку, имуществу и (или) окружающей среде вследствие разрушения сооружений и (или) технических устройств, взрыва и (или) выброса опасных веществ на ОПО. Опасность аварии (или аварийная опасность) обусловлена наличием на ОПО опасных веществ, энерго-массообменными свойствами технологических процессов, ошибками проектирования, строительства и эксплуатации, отказами технических устройств и их систем, а также нерасчетными (запроектными) внешними природными, техногенными и антропогенными воздействиями на ОПО.
Понятие «риск» (точнее «риск аварии») в контексте промышленной безопасности следует характеризовать через показатели риска - количественные показатели опасности, характеризующие главное свойство ОПО, а именно – его опасность (точнее опасность аварий) в случае аварии. Риск – это мера опасности, а показатель риска аварии – количественный показатель опасности аварии (примерно так же как масса – это мера свойства «инертности» тел, а вовсе не сама инертность – способность тел сохранять прямолинейное равномерное движение. Масса «в кг» показывает насколько велика инертность тела, а риск показывает насколько велика опасность аварии производственного объекта).
Наиболее общим показателем опасности аварии (или риска аварии) чаще всего принимаются числовые характеристики случайной величины ущербов от аварии, измеряемой как в натуральных, так и в условных единицах (в абсолютных или относительных, удельных). Когда опасность аварии измеряется, например, человеческими жизнями, то оценивают т.н. «индивидуальный», «коллективный» и «социальный» риск гибели людей при авариях на ОПО. Когда опасность аварии измеряют риском материальных потерь, то оценивают не только средне ожидаемый ущерб, но и определяют функцию распределения этой случайной величины (т.н. F/G-кривые). По ней оценивают наиболее опасные и наиболее вероятные сценарии аварии и возможные потери в них.
Отметим, что в Ростехнадзоре совместно с ведущими научными центрами и предприятиями нефтегазового комплекса (как правило – наиболее опасными, с точки зрения возможных аварий) в последнее десятилетие разработана достаточно стройная система нормативов в области анализа опасностей и оценки риска аварий на ОПО (по дате утверждения):
  • РД 03-496-02 «Методические рекомендации по оценке ущерба от аварий на опасных производственных объектах» (утв. постановлением Госгортехнадзора России 29.10.2002 № 63);
  • Руководство по безопасности «Методика моделирования распространения аварийных выбросов опасных веществ» (утв. приказом Ростехнадзора от 20.04.2015 № 158) - взамен РД 03-26-2007;
  • Руководство по безопасности «Методика оценки последствий аварий на взрывопожароопасных химических производствах» (утв. приказом Ростехнадзора от 20.04.2015 № 160);
  • Руководство по безопасности «Методика анализа риска аварий на опасных производственных объектах нефтегазодобычи» (утв. приказом Ростехнадзора от 17.08.2015 № 317);
  • Руководство по безопасности «Методика анализа риска аварий на опасных производственных объектах морского нефтегазового комплекса» (утв. приказом Ростехнадзора от 16.09.2015 № 364);
  • Руководство по безопасности «Методика оценки риска аварий на технологических трубопроводах, связанных с перемещением взрывопожароопасных газов» (утв. приказом Ростехнадзора от 17.09.2015 № 365);
  • Руководство по безопасности «Методика оценки риска аварий на технологических трубопроводах, связанных с перемещением взрывопожароопасных жидкостей» (утв. приказом Ростехнадзора от 17.09.2015 № 366);
  • Руководство по безопасности «Методические рекомендации по разработке обоснования безопасности опасных производственных объектов нефтегазового комплекса» (утв. приказом Ростехнадзора от 30.09.2015 № 387);
  • Руководство по безопасности «Методика оценки последствий аварийных взрывов топливно-воздушных смесей» (утв. приказом Ростехнадзора от 31.03.2016 № 137) - взамен РД 03-409-01;
  • Руководство по безопасности «Методические основы по проведению анализа опасностей и оценки риска аварий на опасных производственных объектах» (утв. приказом Ростехнадзора от 11.04.2016 № 144);
  • Руководство по безопасности «Методы обоснования взрывоустойчивости зданий и сооружений при взрывах топливно-воздушных смесей на опасных производственных объектах» (утв. приказом Ростехнадзора от 03.06.2016 № 217);
  • Руководство по безопасности «Методические рекомендации по проведению количественного анализа риска аварий на опасных производственных объектах магистральных нефтепроводов и нефтепродуктопроводов» (утв. приказом Ростехнадзора от 17.06.2016 № 228);
  • Руководство по безопасности «Методика оценки риска аварий на опасных производственных объектах нефтегазоперерабатывающей, нефте- и газохимической промышленности» (утв. приказом Ростехнадзора от 29.06.2016 № 272);
  • Руководство по безопасности «Методика установления допустимого риска аварии при обосновании безопасности опасных производственных объектов нефтегазового комплекса» (утв. приказом Ростехнадзора от 23.08.2016 № 349);
  • Руководство по безопасности «Методические рекомендации по проведению анализа опасностей и оценки риска аварий на угольных шахтах» (утв. приказом Ростехнадзора от 05.06.2017 № 192).

Документы крупных компаний:

  • «Методическое руководство по оценке степени риска аварий на магистральных нефтепроводах и нефтепродуктопроводах» (утв. ОАО «АК «Транснефть» от 17.10.2011, РД-13.020.00-КТН-148-11);
  • «Методическое руководство по оценке степени риска аварий на магистральных нефтепроводах» (утверждено ОАО «АК “Транснефть”» 30.12.1999, согласовано Госгортехнадзором России 07.07.1999 № 10-03/418);
  • «Методические указания по проведению анализа риска для опасных производственных объектов газотранспортных предприятий ОАО «Газпром» (СТО РД Газпром 39-1.10-084-2003, участие в разработке).

Указанные документы определяют, что считать риском (даются термины и определения, исходные данные и т.п.), как считать (даны алгоритмы, методики, статистические данные, ссылки на базы знаний и т.п.). Это необходимые условия. Но их недостаточно  для вынесения и проверки/экспертизы суждений, что безопасность на конкретном ОПО обеспечена. 

Практика нормирования риска в мире и РФ. Проблемы нормирования риска в Федеральном законе (ФЗ), Руководствах по безопасности (РБ),  федеральных нормах и правилах в области промышленной безопасности (ФНП)

Задача нормирования опасностей по риск-шкале до сих пор вызывает большие дискуссии. Нормирование допустимости чего-то (в нашем случае масштаба аварийных угроз) – это скорее не сложно вычислительный математический процесс, а предмет общественной договоренности и плохо формализуемая ценностная проблема. У нас зачастую ее представляют сугубо технократически – пусть некто (зарубежный стандарт, государство, научный авторитет, профессиональное сообщество) установит грань приемлемости (допустимости обществом) например «смерти индивида», а наука освятит «правильность расчета» и тогда останется лишь определить административную процедуру соответствия расчетов риска этому значению – и сразу безопасность наладится. Это распространенное, но ошибочное представление. Безопасность – это всегда пограничный вопрос между «потом и кровью» (трудом и несчастиями). Эта граница не может быть установлена раз и навсегда – слишком быстро меняется и труд (новые технологии) и представления о бедствиях (образы и реальность страданий). 
Но все же, если большинство (и рискующих и создающих угрозы) потребует установить заветное число (меру, величину показателя) допустимого риска аварий на опасных производственных объектах, необходимо ориентироваться на аналоги.
Западный опыт. В зарубежной практике нормирования промышленной безопасности встречаются случаи установления критериев приемлемого риска на законодательном уровне. В Законе Нидерландов о Внешней безопасности установок (2006 г., подписан королевой Викторией) муниципальным властям предписывается обеспечить для мест расположения зданий, принадлежащих жителям, а также объектов социального значения, таких как школы или больницы выполнения критерия, соответствующего величине риска одной миллионной в год (10-6 1/год) от аварий на объектах, на которых обращаются, транспортируются или хранятся опасные вещества. Эти конкретные численные значения допустимого риска гибели индивида устанавливаются для размещения новых промышленных объектов, исходя из того, что «качество» жизни населения не должно ухудшиться при вводе такого нового объекта. При этом ориентируются на показатели, характеризующие «естественные» причины гибели человека (старость, болезни, курение, автоаварии, бытовые несчастные случаи, криминал и т.п.). 
За рубежом есть и более прагматичный подход. В развитие Закона HSW в Великобритании Администрацией по безопасности и здравоохранению (HSE) в 1999г. документом «Снижение рисков, защита людей» установлен комплекс мер, направленных на обеспечение здоровья, безопасности и благополучия людей на работе, в нем раскрывается подход HSE к тщательному исследованию регулирования и риск-менеджменту. Приведем выдержку из указанного документа: «HSE делает концептуальное различие между «опасностью» и «риском» путем описания опасности как потенциальной возможности вреда, возникающего из естественного свойства или предрасположенности чего-либо причинять вред, а риска — как вероятности того, что на кого-то или что-то будет оказываться неблагоприятное воздействие предусмотренным способом с помощью опасности. Известно, что риск является вероятностной величиной, и при проведении оценки риска делается ряд допущений и предположений. Методология оценки риска пока находится на ранней стадии развития. Это привело к разногласиям относительно роли, которую оценка риска должна играть в управлении безопасностью: некоторые специалисты считают, что оценка риска не должна играть существенной роли при принятии решений, однако HSE придерживается противоположной точки зрения, поскольку при правильном использовании результатов оценки риска они помогают принять правильное решение по управлению опасностями. В зависимости от проблемы, результаты оценки риска могут быть выражены в качественных или количественных показателях или тем и другим способом.
В своих руководящих указаниях HSE требует, чтобы опасности были идентифицированы, риски, которые они вызывают, были оценены и были введены соответствующие меры контроля для обращения с рисками. Некоторые сектора промышленности используют инструмент количественной оценки риска (QRA) как часть своего отчета о безопасности. При проведении количественной оценки риска следует избегать следующих факторов:

  • слишком малая выборка аварий и инцидентов, рассматривание несчастных случаев/инцидентов, которые развивались отлично от рассматриваемого события;
  • слишком короткий временной интервал, который может вести к упущению репрезентативных несчастных случаев/инцидентов.

Самостоятельное использование числовых оценок риска может по нескольким причинам, включая указанные выше, вводить в заблуждение и вести к решениям, которые не удовлетворяют требуемым уровням безопасности. В целом качественное изучение и числовые оценки риска по QRA должны объединяться с другой имеющейся информацией. Все сказанное выше показывает, что оценка рисков является далеко не простым упражнением. Иногда оценка риска будет простым процессом, основанным на наблюдении и суждении, в то время как в другой раз сложность ситуации может потребовать использования сложных методов, таких как количественная оценка рисков».
Таким образом, в Великобритании понимают пределы использования количественной оценки риска, разумно применяя комплексный системный подход, для которого сама величина риска (число) не имеет основополагающего значения, главное — способность выявлять тенденции, ранжировать опасности и соизмерять меры безопасности. Следует отметить, что с развитием методов количественной оценки риска и там хватало горячих голов, которые требовали, чтобы при использовании слова «риск» обязательно понималось только его количественное значение. Конец спорам положил апелляционный суд Великобритании, который в отношении использования понятия «риски» в Законе HSW принял следующее решение: понятие «риски» должно интерпретироваться как передача «идеи возможности опасности».
Важно подчеркнуть, что такое нормирование риска вовсе не отменяет процедуру соблюдения установленных и действующих норм безопасности, «записанных кровью». Расчет риска и сравнение с приемлемым значением стало дополнительной подтверждающей процедурой проверки «на безопасность». Там давно поняли силу и практическую пользу риск-анализа: с помощью оценок риска в зависимости от политической конъюнктуры можно как успокоить обывателей, так и разжечь в них неадекватные техногенные страхи (как, например, перед нефтяными разливами). 
Нормирование риска в России. Ниже в качестве примера перечислены цитаты из отечественных нормативов и ведомственных документов периода 1976-2003, содержащих требования к конкретным показателям риска:

  • вероятность воздействия опасных факторов взрыва и пожара на людей в течение года не должна превышать 10–6 на каждого человека (ГОСТ 12.1.010—76* (СТ СЭВ 3517—81). Взрывобезопасность. Общие требования; ГОСТ 12.1.004—91. Пожарная безопасность. Общие требования);
  • степень риска аварии ≪высокая≫ определяется ожидаемым объемом потерь нефти более 100 т/год или ожидаемым экологическим ущербом более 10 млн. руб. на 1000 км длины магистрального нефтепровода (Методическое руководство по оценке степени риска аварий на магистральных нефтепроводах);
  • вероятность тяжелых запроектных аварий не должна превышать 10–7 на реактор в год (ОПБ-88/97. Общие положения обеспечения безопасности атомных станций);
  • приемлемый потенциальный риск в селитебных зонах, прилегающих к территории действующих ОПО, не должен превышать 10–4 в год (СТО РД Газпром 39-1.10-084—2003. Методические указания по проведению анализа риска для опасных производственных объектов газотранспортных предприятий ОАО ≪ГАЗПРОМ≫);
  • вероятность возникновения взрыва на любом взрывоопасном участке в течение года не должна превышать 10–6 (ГОСТ 12.1.010—76*);
  • эксплуатация технологических процессов является недопустимой, если индивидуальный риск больше 10–6 или социальный риск больше 10–5 (ГОСТ Р 12.3.047—98. ССБТ. Пожарная безопасность технологических процессов. Общие требования. Методы контроля);
  • технические решения… при проектировании объектов СУГ… должны обеспечивать уровень индивидуального риска возможных аварий при эксплуатации опасного производственного объекта не более величины 10–6 (ПБ 12-609—03. Правила безопасности для объектов, использующих сжиженные углеводородные газы).

Впервые в России законодательно численные критерии допустимого риска были введены Техническим регламентом «О требованиях пожарной безопасности» в 2008 году (далее – Регламент). Нормированы значения индивидуального и социального пожарного риска (риска гибели людей от опасных факторов пожара) в зданиях, сооружениях и на территориях производственных объектов. Установлено, что «величина индивидуального пожарного риска на территориях производственных объектов не должна превышать одну миллионную в год», а «величина индивидуального пожарного риска  в результате воздействия опасных факторов пожара на производственном объекте для людей, находящихся в селитебной зоне вблизи объекта, не должна превышать одну стомиллионную в год». Установление численных критериев допустимого риска потребовало значительного мужества у тех, кто предлагал и обосновывал их значения, поскольку мировой и отечественный опыт количественной оценки риска наглядно показывает, что всегда имеющаяся неопределенность выбора исходных параметров значительно влияет на конечную расчетную величину риска. А это в конечном итоге приводит к тому, что переносит манипуляции по количественной оценке риска из категории «наука» в другую категорию. Еще Н.Н. Миклухо-Маклай писал, что у ученого должна быть научная добросовестность, без которой формируется отношение к науке, как к дойной корове, «…что делает из ученых — ремесленников и иногда даже просто шарлатанов».
Количественные значения допустимого риска, предусмотренные Регламентом, — это первый шаг. Риск был неверно выбран в качестве мерила безопасности —в п. 1 статьи 6 Регламента установлено альтернативное положение о том, что пожарная безопасность объекта защиты считается обеспеченной, если в полном объеме выполнены обязательные требования пожарной безопасности либо пожарный риск не превышает установленных допустимых значений. Причем в п. 2 статьи 6 Регламента специально повторено, что пожарная безопасность объектов защиты, для которых федеральными законами о технических регламентах не установлены требования пожарной безопасности, считается обеспеченной, если пожарный риск не превышает соответствующих допустимых значений (здесь находятся корни неверного альтернативного подхода, в соответствии с которым возможен отказ от исполнения действующих норм и правил путем компьютерного расчета вероятности гибели человека, с последующим сравнением результата расчета с неким установленным допустимым значением). 
Второй шаг – опыт применения нормированных значений риска. К 2012 г. после опыта применения количественной оценки пожарного риска, были извлечены конкретные уроки. Практика внедрения процедуры независимой оценки пожарного риска в практику обеспечения пожарной безопасности показал, что, несмотря на предусмотренную процедуру аккредитации организаций и аттестации специалистов по независимой оценке пожарного риска, за время существования этой системы было подготовлено значительное число заключений несоответствующего качества. МЧС России пришлось изменить свой Административный регламент, ввести необходимые административные ужесточения, в том числе возвратить необходимость контроля пожарными инспекторами выполнения требований пожарной безопасности на тех поднадзорных объектах, для которых оценка пожарного риска была осуществлена. И наконец, самое главное. В 2012 г. был кардинально (в части нормирования допустимого пожарного риска) изменен и сам Регламент. После четырехлетнего опыта применения альтернативы (расчет риска или выполнение норм) от нее фактически отказались. В новой редакции п. 1 статьи 6 указано, что пожарная безопасность объекта защиты считается обеспеченной только при полном выполнении требования пожарной безопасности, а именно: при выполнении одного из следующих условий:

  1. в полном объеме выполнены требования пожарной безопасности, установленные техническими регламентами, принятыми в соответствии с Федеральным законом «О техническом регулировании», и пожарный риск не превышает допустимых значений, установленных Регламентом;
  2. в полном объеме выполнены требования пожарной безопасности, установленные техническими регламентами, принятыми в соответствии с Федеральным законом «О техническом регулировании», и нормативными документами по пожарной безопасности.

В 2012 году из Регламента совсем исключен дававший жизнь «рискованной» альтернативе п. 2 статьи 6. Более того, вволю наигравшись с допустимыми значениями пожарного риска для населения, под которые, к сожалению, практически не подходил ни один опасный объект в России, в Регламент включили мудрое дополнение статьи 93 п. 4.1, которое гласит:
«Для производственных объектов, на которых для людей, находящихся в жилой зоне, общественно-деловой зоне или зоне рекреационного назначения вблизи объекта, обеспечение величины индивидуального пожарного риска одной стомиллионной в год и (или) величины социального пожарного риска одной десятимиллионной в год невозможно в связи со спецификой функционирования технологических процессов, допускается увеличение индивидуального пожарного риска до одной миллионной в год и (или) социального пожарного риска до одной стотысячной в год соответственно…».
Понятно, что связь со спецификой функционирования технологических процессов любой разработчик и проектировщик сможет легко обнаружить. А если так, то тогда значения допустимого пожарного риска (как индивидуального, так и социального), согласно действующей редакции Регламента, допускается увеличить в 100 раз! Ученые и специалисты, работающие в области обеспечения пожарной безопасности, за четыре года прошли путь осознания и понимания, что система организационно-технических законодательных требований не может быть заменена компьютерным расчетом, подтверждающим выполнение неравенства «расчетный индивидуальный риск» меньше «допустимого риска». Четырех лет оказалось достаточно для того, чтобы в 2012 г. законодатели зафиксировали в Регламенте понимание чиновников из пожарного надзора всей ущербности предложенной ранее альтернативы и записали в Регламент, что пожарная безопасность объекта защиты считается обеспеченной только в условиях выполнения законодательных требований пожарной безопасности в полном объеме. Ученые показали свое мужество и научную добросовестность, предложив откорректировать законодательные значения допустимого пожарного риска в сторону стократного увеличения. В деле обеспечения и государственного регулирования пожарной безопасности победил-таки разум.
Таким образом, отечественный опыт показывает, что если уж нормировать риск аварии, то правильнее это делать в ФЗ (обязательная норма), хотя для внесения в ФЗ таких риск-норм по аварийным опасностям на ОПО недостаточно полноценной статистики (так например 2016г.: по данным с сайта МЧС России - в России было зафиксировано 139703 пожаров, в которых погибло 8760 человек; по данным с сайта Ростехнадзора - количество случаев причинения субъектами, относящимися к поднадзорной сфере, вреда жизни и здоровью граждан – 378, вреда животным, растениям, окружающей среде – 24). 
Есть другой путь - рекомендательное нормирование риска в РБ. Такая пилотная попытка уже реализована в Руководстве по безопасности «Методика установления допустимого риска аварии при обосновании безопасности опасных производственных объектов нефтегазового комплекса» (утв. приказом Ростехнадзора от 23.08.2016 № 349). В Методике при установлении допустимого риска гибели людей учтены уровни фоновых опасностей и выбран максимальный диапазон для коэффициентов запаса. Рекомендуемые в Методике значения коэффициентов запаса должны стимулировать разработчиков обоснований безопасности исследовать достоверные исходные данные о предпосылках аварии и инцидентов на ОПО с предполагаемыми отступлениями от требований безопасности. Методика не устанавливает какие-либо конкретные численные значения допустимого риска аварии, а только регламентирует рекомендуемую процедуру установления допустимого риска разработчиком обоснования безопасности, необходимого ему для оценки достаточности предлагаемых им компенсирующих мер безопасности: на конкретном ОПО и при конкретном отступлении от требований ФНП. Ответственность за установление допустимого риска аварии при отступлении от требований промышленной безопасности принимает на себя разработчик и эксперт обоснования безопасности. По методике значения критериев допустимого риска должны изменяться в зависимости от класса опасности ОПО. Вместе с тем в Методике не рекомендуется в качестве показателей безопасной эксплуатации ОПО использовать единственный показатель риска аварии на ОПО. В Методике предполагается, что фоновый риск аварии в отрасли одинаков для всех ОПО отрасли, а фоновые риски для отельных ОПО – разные, но составляют среднеотраслевой риск. В случае использования среднеотраслевых значений, например, допустимый риск гибели персонала должен быть на 1-2 десятичных порядка меньше в зависимости от класса опасности ОПО.
В каком-то локальном отраслевом ФНП нормировать риск юридически бессмысленно и неправильно, поскольку всегда остаётся возможность обойти это требование ФНП путем разработки Обоснования безопасности, причем для оценки обоснованности компенсирующих мер предписано применять показатели риска, что в таком случае будет нонсенсом. Клин клином. Риск риском. 

 

Методическая проблема с обоснованием безопасности опасных производственных объектов (ОБ) и экспертизой ОБ, необходимость новой процедуры легитимизации ОБ

Проблемный вопрос о том, как оценить (качественно или количественно?) состояние безопасности при экспертизе промышленной безопасности методически остро встал при разработке и внедрении новой процедуры - обоснования безопасности ОПО.
По закону экспертиза промышленной безопасности – это определение соответствия объектов экспертизы промышленной безопасности (документация на техперевооружение, консервацию, ликвидацию; технические устройства, здания и сооружения; декларация промышленной безопасности; обоснование безопасности), предъявляемым к ним требованиям промышленной безопасности. Другими словами, все измеримые показатели и критерии безопасности для ОПО могут непосредственно содержаться в законах, актах Президента и Правительства РФ, ФНП, а при экспертизе нужно лишь добросовестно провести измерения и сравнения с уже установленными критериями. Здесь из методических проблем в научном плане остается лишь способ измерений, а остальные вопросы –  в основном, административные (недобросовестность или некомпетентность при измерениях). Неизмеримые количественно параметры называют качественными признаками, и они в действующих требованиях промышленной безопасности доминируют и плохо формализуются «числом». Поэтому для большинства работ по экспертизе промышленной безопасности необходимо качественно оценить соответствие предъявляемым и исполняемым требованиям. А что делать, если наблюдается частичное несоответствие на качественном уровне? Это главный проблемный вопрос экспертизы промышленной безопасности именно в «пограничных случаях» - в зоне на границе состояния «безусловно безопасное» и «безусловно угрожающее». Вопросы безопасности обостряются лишь на границах «опасных зон». Если опасности не осознаны или не воспринимаются как существенные, то никто не озаботится созданием систем безопасности, составную часть которой – экспертизу – здесь и рассматриваем. Можно ли и нужно ли всегда при экспертизе промышленной безопасности переходить к количественным оценкам, например, судить о безопасности по рассчитываемым значениям риск-ориентированных показателей опасности - риска аварии? Особенно методически сложен и неоднозначен случай с обоснованием безопасности, как объектом экспертизы промышленной безопасности. Обоснование безопасности – само устанавливает требования промышленной безопасности, и нет возможности проверить их соответствие, например, записанным в других источниках (ФЗ, ФНП и проч.). 
По Правилам проведения экспертизы промышленной безопасности при проведении экспертизы обоснования безопасности опасного производственного объекта или вносимых в него изменений в заключении экспертизы указываются следующие результаты:

  • оценка полноты и достоверности информации, представленной в обосновании безопасности;
  • оценка полноты и достаточности мероприятий, компенсирующих отступления от норм и правил в области промышленной безопасности;
  • оценка обоснованности результатов оценки риска аварий, в том числе адекватности применяемых физико-математических моделей и использованных методов расчетов по оценке риска, правильности и достоверности этих расчетов, а также полноты учета всех факторов, влияющих на конечные результаты;
  • оценка учета современного опыта эксплуатации, капитального ремонта, консервации и ликвидации опасных производственных объектов в обосновании безопасности;
  • оценка полноты требований к эксплуатации, капитальному ремонту, консервации или ликвидации опасного производственного объекта, установленных в обосновании безопасности.

При экспертизе промышленной безопасности ОБ последний подпункт наиболее сложен и требует соответствующего научно-методической обеспечения. Согласно ФНП «Общие требования к обоснованию безопасности опасного производственного объекта» обоснование отступлений от требований промышленной безопасности проводится в соответствии с результатами оценки риска аварии на ОПО и условиями безопасной эксплуатации ОПО. Условия безопасной эксплуатации ОПО последовательно обосновываются: определением набора параметров и выбором основных показателей безопасной эксплуатации ОПО; оценкой значений выбранных показателей до и после отступления от требований безопасности; сравнением значений выбранных показателей безопасной эксплуатации ОПО с критериями обеспечения безопасной эксплуатации при отступлении от требований безопасности; обоснованием решения о безопасной эксплуатации ОПО.
Важный методический вопрос – об использовании риска аварии при обосновании безопасности. Впрямую риск – это показатель опасности, а не безопасности. Без обоснованного выбора риск аварии остается одним из многих параметров ОПО и не может служить единственным показателем безопасности ОПО. При обосновании безопасности для измерения опасности правильнее пользоваться не абсолютными, а относительными риск-ориентированными величинами, причем уровень сравнения определяется безусловным выполнением действующих правил безопасности («уровень правил»).
К наиболее общим условиям безопасной эксплуатации ОПО относятся: (1) выполнение действующих требований промышленной безопасности (в т.ч. ФНП); (2) соответствие значений показателей безопасной эксплуатации опасного производственного объекта критериям обеспечения безопасной эксплуатации.
Для случая (2) при отступлении от требований ФНП необходимы критерии обеспечения безопасной эксплуатации, в качестве которых могут быть приняты с определенными допущениями и критерии допустимого риска аварии на ОПО. 
В общем случае критерий обеспечения безопасной эксплуатации при отступлении от действующих требований безопасности определяется следующим:

  1. в предположении, что на ОПО выполнены все действующие правила безопасности, определяется уровень безопасности УБ «уровень правил» по выбранным основным показателям безопасной эксплуатации: УБ=R0; (хотя бы сохранение этого уровня и должна установить экспертиза для любых обектов экспертизы, а для ОБ точно нужен коэффициент запаса, т.к. действующие правила «отрицаются»);
  2. при отступлении от норм без компенсирующих мер определяется пониженный уровень безопасности: УБ1=R1;
  3. если R1≤R0, то это явный признак непригодной методики оценки R (как оценки функции значений набора показателей) или ошибочного выбора показателей безопасной эксплуатации;
  4. если R1>R0, то обосновывается допустимый уровень опасности, измеряемый Rдоп, для конкретного случая отступления от норм:

где КЗ – коэффициент запаса, учитывающий состояние техники и кадров, значимость норм, неопределенность методик и исходных данных для расчета, чувствительность методики расчета к учету компенсирующих мероприятий, значимость модернизации и проч. (при отсутствии или недостаточности обоснования КЗ>1).

Значение:

– это индикатор для разработки набора обоснованных компенсирующих мер, которые должны иметь соответствующий эффект повышения защищенности рискующих и компенсировать опасность отступления от ФНП.
Предлагаемый риск-ориентированный алгоритм установления критериев обеспечения безопасной эксплуатации при отступлении от норм и экспертизе обоснования безопасности включает следующие основные стадии: 

(1) предварительная идентификация опасности отступления от требований безопасности; 
(2) выбор риск-ориентированных показателей опасности аварии; 
(3) установление степени опасности аварии на ОПО; 
(4) определение фонового риска аварии; 
(5) выбор коэффициента запаса; 
(6) оценка значений выбранных показателей риска после реализации отступлений и компенсирующих мер;
(7) установление значения допустимого риска аварии; 
(8) оценка и обоснование достаточности компенсирующих мер.

Установленный критерий безопасной эксплуатации – результат многостороннего согласования коммерческих интересов бизнеса, жизненно важных потребностей и интересов государства и общества, необходимости рискующих в защищенности от аварийных угроз, бизнес-интересов инвесторов, проектировщиков, производственных нужд эксплуатирующих организаций, исследовательских запросов науки и т.д. В этом дискуссионном процессе наиболее уязвимая, молчаливая и всегда реально страдающая сторона – собственно рискующие люди, для которых при вынужденных отступлениях от требований безопасности и допускается устанавливание их «среднего порога гибели». Вынужденность отступления от требований безопасности и необходимость защищенности рискующих – крайне несоизмеримые ценности. «Первые» и «вторые» стороны, допускающие отступления от норм, берутся директивно устанавливать, например, допустимый риск аварии для «третьей» стороны – рискующих, однако сами практически не рискуют погибнуть в аварии. Поэтому все обнаруженные экспертизой неопределенности и скрытые незнания должны трактоваться в запас улучшения защищенности людей от реализации опасностей промышленных аварий. 

 

ПРЕДЛОЖЕНИЯ

  1. Предлагается шире внедрять рекомендательное нормирование показателей риска аварий в руководствах по безопасности Ростехнадзора для различных видов ОПО. После наработки и анализа практики такого нормирования подготовить предложения по включению допустимых значений риска аварий в Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов».
  2. Предлагается более жестко контролировать разработку и экспертизу ОБ, организовать мониторинг – кто и чем обосновывает, и кто проводит экспертизу. Нарушителей (сознательных или по незнанию) административно лишать (оперативно приостанавливать) аттестации эксперта по ОБ.

В будущем следует предусмотреть другой способ легитимизации ОБ, не путем ЭПБ, как сейчас, а например, путем рассмотрения на Научно-техническом совете Ростехнадзора (по примеру специальных технических условий (СТУ), которые рассматриваются на НТС Минстроя России и МЧС России) с привлечением представителей профессионального сообщества: общероссийского профсоюза экспертов в области промышленной безопасности, специально-созданных рабочих и экспертных групп

 

 

 

 

комментарии

Оставить комментарий

1 + 0 =
Решите эту простую математическую задачу и введите результат. Например, для 1+3, введите 4.

Хотите быть всегда в курсе наших новостей и событий? Подписывайтесь!